• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Статьи (список заголовков)
14:03 

"Записки куклы" М.Костюхиной

change-ange
«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
Монография посвящена исследованию литературной репрезентации модной куклы в российских изданиях конца XVIII - начала XX века, ориентированных на женское воспитание. Среди значимых тем - шитье и рукоделие, культура одежды и контроль за телом, модное воспитание и будущее материнство. Наиболее полно регистр гендерных тем представлен в многочисленных текстах, изданных в формате "записок", "дневников" и "переписок" кукол. К ним примыкает разнообразная беллетристическая литература, посвященная игре с куклой. В кукольных "записках", как и во всей литературе для девиц, велика роль предметного мира: вещам и деталям туалета придается статус жизнеопределяющего и духовно значимого. Столь же говорящими являются наряд куклы, форма тела и выражение ее лица. Предлагаемое исследование предметно-вещевого мира в русской литературе для девиц конца XVIII - начала XX века - первый опыт в этой области.
Подробнее: www.labirint.ru/books/576561/

Содержание:

Кукольные истории в лицах и эпохах
Кукла в роли сочинительницы
Полезные игрушки для девиц
Куклы для шитья и рукоделия
Модные наряды для кукол и девиц
Жертвы детской благотворительности
Лицо и тело куклы
Кукла в мужских руках
Кукольные будни и праздники
Болезнь и смерть куклы
Материнские игры с куклой
Кукольные "записки" советского времени
(вместо эпилога)
Примечания
Источники
Именной указатель

Статья о книге и отрывок текста: https://openrussia.org/notes/707026/


@темы: "Записки куклы", Костюхина, библиотека "Теории моды", издательство НЛО, ссылки, статьи, текст

22:07 

La Perla
Какая прекрасная встреча, Я благодарен судьбе, Что наперекор всем законам, Мы встретимся в этой толпе
Посмотрите-ка, дорогие сообщники, что я нашла в закромах.
Ну, практически, библиографическая редкость, хоть и не "Задушевное слово" 1900 года.
Отсканировать не получилось, ибо сканера нет дома и на работе. Помещаю фото, надеюсь, текст достаточно читабелен.
Это глава из книги Н. М. Зоркой "На рубеже столетий. У истоков массового искусства в России 1900-1917 годов", М., Наука, 1976 г.


@темы: Чарская, литературоведение, статьи

16:20 

Популярные мифы о Лидии Чарской и ее произведениях

telwen

Автор: Snowqueen1996 (ficbook.net/authors/191488)

Фэндом: Лидия Чарская
Рейтинг: G
Жанры: Статьи
Размер: Мини, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
К сожалению, насчет творчества этой замечательной писательницы начала прошлого столетия по-прежнему проходит множество споров, в ее адрес очень часто можно услышать лишь негативные отзывы. Причиной тому - большое количество стереотипных представлений (мифов) о Чарской и ее творчестве. Давайте же попробуем разобраться в том, что из них правда, а что - ложь, придуманная завистниками ее небывалого успеха в тогдашние годы.

Посвящение:
Всем, кто любит книги Чарской и не считает ее "гением пошлости и розовых сопель"

Публикация на других ресурсах:
Разрешаю (даже была бы рада этому) опубликовать мою статью вот здесь: www.diary.ru/~charskaya/
А также можно здесь vk.com/club2186860
но во всем случаях указать ссылку на оригинал: ficbook.net/readfic/3529805

Примечания автора:
Решила наконец сказать свое слово в адрес писательницы, которая в свое время стала для меня учительницей, помогшей создавать свои работы. Говорю сразу: я не намерена ее Абсолютно идеализировать и т.д., просто донесу до некоторых то, чего о ней, похоже, забыли.

Популярные мифы о Лидии Чарской и ее произведениях

Около столетия назад среди образованных детей и подростков России, особенно таких городов как Москва и Санкт-Петербург не было тех, кто не знал имени Лидии Алексеевны Чарской. Эта удивительная женщина: одновременно писательница, актриса, колдунья и "властительница детских душ" всего лишь за какие-то несколько лет сумела по-настоящему очаровать своими книгами подрастающее поколение, ее читали даже чаще, чем Гоголя и Тургенева. Однако уже после Революции большая часть ее книг канула в Лету, их начали считать бесполезными и даже вредными для "детей-будущих строителей коммунизма", в результате чего имя Чарской на долгие десятилетия было предано забвению. Однако теперь ее творчество снова начало понемногу возрождаться, подобно птице феникс, восстающей из пепла. И очень жаль, что многие люди до сих пор относятся к книгам этой писательницы скептически, поскольку по-прежнему не могут отбросить давно сложившиеся стереотипы о них. Что же это за стереотипы и мифы? Попробуем это узнать.

Миф первый. Книги Чарской могут быть интересны только наивным девочкам 7-12 лет, поскольку все они написаны об их ровесницах-институтках и сиротках.

Действительно, Чарская не просто так официально признана именно детской писательницей, и большая часть ее книг была написана для детей, в особенности для девочек младшего и среднего возраста. Однако помимо этого у Чарской есть и несколько любовных романов и циклов рассказов для взрослых ("Ее величество Любовь", "Солнце встанет!", "Вакханка", "Рассказы о женском сердце" и пр), а также исторические (пускай и с неточностями) повести ("Смелая жизнь", "Газават", "Грозная дружина", "Паж цесаревны";). Все они написаны уже не про школьниц-институток и не про потерявшихся детей, благодаря чему вполне могут быть интересны более взрослой аудитории, людям, которые относятся с уважением к царской династии и искренним, открытым чувствам.

читать дальше

@темы: статьи, Чарская

15:22 

О Чарской в книге Е.Первушиной "Петербургские женщины 19 века"

change-ange
«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
Есть в этой статье неточности, например, не существует книги Чарской "Мой принц" - это переделанное издательством "Русская Миссия" название повести "Цель достигнута", но статья любопытная, стоит прочтения. Многие известные сведения в ней собраны воедино и проанализированы.




Интермедия 5. История одной жизни
Институтка


В статье «Как я стал детским писателем» Л. Пантелеев признается: «…Среди многих умолчаний, которые лежат на моей совести, должен назвать Лидию Чарскую, мое горячее детское увлечение этой писательницей… несколько раньше познакомился я с Андерсеном и был околдован его сказками. А год-два спустя ворвалась в мою жизнь Чарская. Сладкое упоение, с каким я читал и перечитывал ее книги, отголосок этого упоения до сих пор живет во мне — где-то там, где таятся у нас самые сокровенные воспоминания детства, самые дурманящие запахи, самые жуткие шорохи, самые счастливые сны.
Прошло не так уж много лет, меньше десяти, пожалуй, и вдруг я узнаю, что Чарская — это очень плохо, что это нечто непристойное, эталон пошлости, безвкусицы, дурного тона. Поверить всему этому было нелегко, но вокруг так настойчиво и беспощадно бранили автора „Княжны Джавахи“, так часто слышались грозные слова о борьбе с традициями Чарской — и произносил эти слова не кто-нибудь, а мои уважаемые учителя и наставники Маршак и Чуковский, что в один несчастный день я, будучи уже автором двух или трех книг для детей, раздобыл через знакомых школьниц какой-то роман Л. Чарской и сел его перечитывать.читать дальше

@темы: "Петрербургские женщины 19 века", Первушина, Чарская, биография, статьи, творчество

13:27 

О детских книгах 19 века: из книги Е.Первушиной "Петербургские женщины 19 века" (ч.3)

change-ange
«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
С.Д.Макарова и ее книга "Миньона". О детских журналах 19 века

* * *
Третья книга называется «Миньона». Ее написала в 1884 году Софья Дмитриевна Макарова — учительница Санкт-Петербургских городских школ, жена генерала Николая Ивановича Макарова, преподававшего курс начертательной геометрии в Санкт-Петербургском технологическом институте, в Институте путей сообщения, институте гражданских инженеров, на высшем курсе при реальном училище им. В. В. Муханова.
Софья Дмитриевна, по ее собственному признанию, пересказала рассказ госпожи Роден «Das Musikantenkind» (т. е. «Дитя музыканта»), «находя… его вполне подходящим для детского чтения». Она перенесла действие рассказа в Петербург.
Это история сироты весьма популярный сюжет в детской литературе XIX века (вспомним мальчика Реми из романа Георгия Мало). Главная героиня рассказа — талантливая скрипачка, восьмилетняя Миньона, дочь музыканта-итальянца, переехавшего в Россию. Оставшись одна-одинешенька после смерти отца, она терпит побои и унижения от злой жены булочника Амалии Карловны, в доме которой живет. Единственное, что поддерживает ее, — это дружба с доброй кухаркой Прасковьей и младшим сыном булочницы Фрицем. Но когда Амалия Карловна в сердцах растоптала скрипку — единственное сокровище Миньоны, девочка, не выдержав издевательств, убежала из дома и попала в труппу странствующего скрипача Рудольфа Кеберле. Вместе они приезжают в Лесное, бывшее в то время популярным дачным местом.
«Вскоре Кеберле со своей странной семьей прибыл в дачную местность под Петербургом, известную под названием „Лесного Института“. Это очень оживленное место, с массой дач, с театром, клубом и садом, где часто играет музыка.читать дальше
* * *
Детские журналы конца XIX века также заслуживают того, чтобы о них сказали несколько добрых слов.
Родоначальником журнальных изданий в России принято считать приложение к газете «Санкт-Петербургские ведомости» «Месячные исторические, генеалогические и географические примечания в Ведомостях», выходившее в период с 1728 по 1742 год. Первые журналы носили научно-популярный характер, и лишь во второй половине XVIII века появляется журнал, выбравший своей целевой аудиторией не ученых мужей, а матерей семейства. Им стал московский ежемесячник «Детское чтение для сердца и разума», издаваемый Н. И. Новиковым с 1785 по 1789 год.
Приветствуя бурное развитие отечественной журналистики, критик Н. В. Добролюбов писал:читать дальше

@темы: творчество, статьи, детские журналы 19 века, Софья Макарова, Первушина, "Петербургские женщины 19 века", "Миньона"

13:21 

О детских книгах 19 века: из книги Е.Первушиной "Петербургские женщины 19 века"

change-ange
«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
О книге Гранстрема "Елена-Робинзон"

* * *
Вторая книга относится к любимому детьми и взрослыми жанру робинзонады. Когда-то давным-давно, еще в XVIII веке, Жан-Жак Руссо писал, что единственная книга, которую он даст своему ученику Эмилю до того, как ему исполнится 12 лет, — это «Робинзон Крузо» Дефо. Он писал: «Нет ли средства сблизить всю массу уроков, рассеянных в стольких книгах, свести их к одной общей цели, которую легко было бы видеть, интересно проследить и которая могла бы служить стимулом даже для этого возраста? Если можно изобрести положение, при котором все естественные потребности человека обнаруживались бы ощутительным для детского ума способом, и средства удовлетворить эти самые потребности развивались бы постепенно с одной и тою же легкостью, то живая и простодушная картина этого положения должна служить первым предметом упражнения для воображения ребенка.
Пылкий философ, я уже вижу, как зажигается твое собственное воображение. Не трудись понапрасну: положение это найдено, оно описано и — не в обиду будь сказано — гораздо лучше, чем описал бы ты сам, по крайней мере с большим правдоподобием и простотой. Если уж нам непременно нужны книги, то существует книга, которая содержит, по моему мнению, самый удачный трактат о естественном воспитании. Эта книга будет первою, которую прочтет Эмиль; она одна будет долго составлять всю его библиотеку и навсегда займет в ней почетное место. Она будет текстом, для которого все наши беседы по естественным наукам будут служить лишь комментарием. При нашем движении вперед она будет мерилом нашего суждения; и пока не испортится наш вкус, чтение этой книги всегда нам будет нравиться. Что же это за чудесная книга? Не Аристотель ли, не Плиний ли, не Бюффон ли? — Нет: это „Робинзон Крузо“.
Робинзон Крузо на своем острове — один, лишенный помощи себе подобных и всякого рода орудий, обеспечивающий, однако, себе пропитание и самосохранение и достигающий даже некоторого благосостояния — вот предмет, интересный для всякого возраста, предмет, который тысячью способов можно сделать занимательным для детей. Вот каким путем мы осуществляем необитаемый остров, который служил мне сначала для сравнения. Конечно, человек в этом положении не есть член общества; вероятно, не таково будет и положение Эмиля; но все-таки по этому именно положению он должен оценивать и все другие. Самый верный способ возвыситься над предрассудками и сообразоваться в своих суждениях с истинными отношениями вещей — это поставить себя на место человека изолированного и судить о всем так, как должен судить этот человек, — сам о своей собственной пользе.
Роман этот, освобожденный от всяких пустяков, начинающийся с кораблекрушения Робинзона возле его острова и оканчивающийся прибытием корабля, который возьмет его оттуда, будет для Эмиля одновременно и развлечением, и наставлением в ту пору, о которой идет здесь речь. Я хочу, чтобы у него голова пошла кругом от этого, чтоб он беспрестанно занимался своим замком, козами, плантациями; чтоб он изучил в подробности — не по книгам, а на самих вещах — все то, что нужно знать в подобном случае; чтоб он сам считал себя Робинзоном, чтобы представил себя одетым в шкуры, с большим колпаком на голове, с большою саблей, во всем его странном наряде, исключая зонтика, в котором он не будет нуждаться. Я хочу, чтоб он задавался вопросами, какие принимать меры в случае недостатка того или иного предмета, чтоб он внимательно проследил поведение своего героя, поискал, не опустил ли тот чего, нельзя ли было сделать что-нибудь лучше, чтоб он старательно отметил его ошибки и воспользовался ими, чтобы при случае самому не делать подобных промахов; ибо будьте уверены, что он и сам захочет осуществить подобного рода поселок; это настоящий воздушный замок для того счастливого возраста, когда не знают иного счастья, кроме обладания необходимым и свободы.
Каким обильным источником является это увлечение для человека ловкого, который для того только и зарождает это увлечение в ребенке, чтобы извлечь из него пользу! Ребенок, торопясь устроить склад вещей на своем острове, проявит больше страсти к учению, чем учитель к преподаванию. Он захочет знать все, что полезно для этого, и притом — только полезно: вам не нужно будет руководить им, придется лишь сдерживать его. Впрочем, поспешим поселить его на этот остров, пока он ограничивает этим свои мечты о счастье; ибо близок день, когда если он захочет на нем жить, то жить не один, когда его ненадолго удовлетворит и Пятница, на которого он теперь не обращает внимания».
В 1896 году Э. Гранстрем решил, что детям будет еще интереснее, если на необитаемом острове окажется их сверстник, и написал книгу «Елена Робинзон».
Ее героиня — четырнадцатилетняя девочка Елена, читать дальше

@темы: текст, статьи, Первушина, Гранстрем, "Петербургские женщины 19 века", "Елена-Робинзон"

13:18 

О детских книгах 19 века: из книги Е.Первушиной "Петербургские женщины 19 века"

change-ange
«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
Глава: "Книги и журналы"

Однако есть книги, почти неизвестные современному читателю, при том что они были любимы нашими бабушками и прабабушками. Героинями всех трех книг, о которых пойдет речь, были девочки.
* * *
Первая из них — «Проделки Софи», написана петербургской уроженкой Софьей Ростопчиной, в замужестве графиней де Сегюр, для ее внуков и внучек. Она писала ее во Франции, в поместье мужа, окруженная выросшими любящими детьми (их у Софьи и французского дипломата Евгения де Сегюра было восемь, двое умерли рано, но остальные создали свои семьи). Рождение последней дочери Ольги в 1835 году было очень тяжелым — долгое время графиню преследовали тяжелые мигрени с временным параличом конечностей. Однако, по воспоминаниям ее детей, графиня неизменно оставалась любящей матерью, радовавшейся любой возможности провести время с детьми. По утрам они любили смотреть, как их мать причесывается и завивает волосы, старшие подавали ей щетки и туалетную воду, младшие скакали и кувыркались на ее кровати, «твердой, как мешок с орехами», по выражению ее сына.
читать дальше

@темы: творчество, статьи, Сегюр, Первушина, "Сонины проказы", "Петербургские женщины 19 века"

20:38 

статья из сборника "Убить Чарскую"

Кошка Сью
Дорогие сообщники!
Скажите, у кого-нибудь уже есть сборник "Убить Чарскую..."?
Мне бы хоть одним глазком взглянуть на статью собственно о Чарской (ту, которая "Слухи о моей смерти сильно преувеличены...").
Никто в Сети не видел? Или сканы показать не может?
Заранее спасибо!

@темы: Чарская, статьи

13:20 

Детский старинный журнал "Задушевное слово". Продолжение

change-ange
«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
Детский старинный журнал "Задушевное слово". Продолжение

Журнал с довеском. Всевозможные развлечения в подарок.

Вообще, этот детский журнал был особенно привлекателен своими многочисленными и разнообразными приложениями. Даже в рекламе подписки первыми строчками перечислялись именно премии и приложения, их количество, состав. Другие журналы также предлагали «бесплатно» дополнительные брошюры и книги для подписчиков, это был обычный рекламный ход в начале 20-го века, но такого изобилия (до 48 приложений, то есть, почти к каждому номеру журнала) как в «ЗС», пожалуй, нигде не приходилось видеть. Это были не только собрания художественных книг, но и игры, головоломки, самоделки, цветные картины для украшения комнат, картинки для раскрашивания, научные сборники, календарь, записная книжка, описания рукоделий.




Военные приложения-новости с фронта 1916 года



В рекламе подписки указывалось, что кроме самих номеров издания, подписчики обязательно получают все указанные приложения, если подпишутся с ноября текущего года.


В отличие от всех остальных детских журналов, «ЗС» выходил с ноября по октябрь следующего года, тем самым не прерывая традиции своего первого выхода в ноябре 1876 года. Лишь только на три года журнал останавливал свой выход – с 1881 по 1883, в годы внезапной тяжелой болезни и лечения М.О.Вольфа за границей и последующей смерти в 1883г. Директором товарищества позже стал сын Вольфа, Людвиг.
Стоимость годового комплекта журналов в 52№№ была средней – 6 рублей. Примерно так стоили и другие иллюстрированные издания для детей и юношества (ежемесячный «Всходы» - 5 рублей, двухнедельный «Путеводный огонек» от 2-50 в начале своего существования до 5-50 в военные годы). Две-три роскошно изданные в твердых золототисненых тканевых переплетах «Товариществом М.О.Вольф» детских книги также стоили примерно 6-7 рублей. В военное и революционное время цена стала повышаться и достигла цифры 9 рублей за издание для малышей и 15 рублей в год – для детей и подростков, хотя это и не окупало уже всех расходов.


Приложения-книги Л.Чарской

@темы: Задушевное слово, Чарская, история журнала "Задушевное слово", статьи

09:24 

Новая статья о Лидии Чарской в "Космополитен"

change-ange
«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
«Хорошие девочки Лиды». «Космополитен». № 12. 2013.




О Чарской, похоже, не писали дамские модные журналы начала 20 века. Зачем? Широко рекламировал ее детский журнал «Задушевное слово». Не так широко, но тоже немало – взрослый «Родина». Те журналы, где она печаталась.



А тут совершенно свежая статья – в свежем журнале 21 века. Модный - да, женский – даже очень, и очень-очень глянцевый. Декабрьский номер «Космо». Рубрика «Женщина века».




Так что Чарская – это современно.
И скажу от себя: грамотная по фактам, интересная статья. Собравшая много материала воедино и компактно. Читала с довольным чувством.


@темы: фотографии, творчество, текст, "Космополитен", "Cosmopolitan", Чарская, биография, статьи

13:27 

Детский старинный журнал "Задушевное слово". Продолжение

change-ange
«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
«Задушевное слово». Из истории одного детского литературного журнала

«Отцы» журнала

Первым главным редактором журнала был педагог В.И.Лапин (в 1976-77гг.). При этом (как пишет секретарь журнала, писатель С.Ф.Либрович), для каждого возраста был свой редактор: известная в то время детская писательница С.М.Макарова – в отделе для малышей, сам Лапин – в юношеском возрасте, а в сборнике для семейного чтения – исторический писатель В.П.Авенариус, затем его сменил поэт П.И.Вейнберг. С 1878 г. журнал выходит под редакцией Макаровой. С сентября 1885 и до начала 20-го века главным редактором «ЗС» выступал российский педагог и публицист Вессель Николай Христианович (1837-1906). Затем в разные годы до закрытия журнала в 1918 году (последние номера журнала вышли и в младшем и в старшем возрасте 31 марта, строенным номером № 18-20) редакторами были (до своей смерти) Павел Матвеевич Ольхин, сотрудник Вольфа, популяризатор науки, врач по образованию, а с 1915 г. – С.М.Проскурнин.




Портрет «героя»

При такой смене редакторов журнал оставался почти неизменным по структуре, имел свое, узнаваемое «лицо». Посмотрим примерный портрет журнала периода начала 20-го века: формат, подходящий под современный А4 (хотя до наших дней многие журналы дошли подрезанными под переплет), 16 страниц гладкой белой плотной бумаги. 1 страница, не считая обложки (к ней мы вернемся попозже), всегда полупуста или совсем пуста. В 10-е годы там располагалась лишь маленькое изображение - в виде символа - читающего ребенка или нескольких детей, в верхнем правом углу.



В каждом номере оно было всё время новым, хотя затем начало повторяться в журналах военного времени и революционного периода – было не до новых иллюстраций. В нижнем левом же – какое-нибудь афористическое высказывание или четверостишие, реже, небольшое стихотворение. Иногда это были стихи известных поэтов-классиков. При подобном малом заполнении листа, его пространство было четко организованно и смотрелось изящно. Дальше, собственно, шел непосредственно сам журнал – одна большая повесть для детей или юношества, одна историческая повесть. Большие произведения печатались с обещанием «продолжение будет» и таким образом растягивались почти на весь год, юные читатели всегда находились в ожидании следующего номера, а в конце года обязательно помещалась реклама произведений, планировавшихся печатанием на следующий год. Таким образом, журнал был всегда ожидаем с большим нетерпением, подписка шла непрерывно. Затем несколько рассказов, иногда также с продолжением, одна-две научных или исторических статьи, написанных в соответствии с возрастом детей, стихи в красивых виньетках, сказка (чаще в «ЗС для младшего возраста»). На последних страницах встречались юмористические стихи или прозаические тексты с картинками. Все завершала обложка в четыре полосы, которая была не просто красивой картинкой-оберткой для журнала.








Она несла большую информативную функцию, особенно в 20-м веке (т.к. в 19-м это была еще обложка-картинка на весь лист). 1 полоса ее содержала в себе крупное заглавие (хотя в разные годы размер его менялся), напечатанное какой-либо цветной краской. В военные годы (начиная со 2-ой половины 16-го года, в «младшем возрасте» - позднее) обложка стала полностью черно-белой.


Заголовки военного времени

Заглавие журнала всегда было вписано в красивую виньетку-иллюстрацию стиля модерн, изображавшую читающих детей. На «ЗС» для младшего возраста были изображены малыши, на «ЗС» для старших – более старшие мальчики и девочки. В течение всего года картинка не менялась, на следующий год иногда появлялась другая иллюстрация. Ниже шли необходимые сведения об издательстве, условиях подписки и т.п., а также списки детских учебных заведений и библиотек. куда был допущен и рекомендован журнал. Тут же оставалось небольшое место для «передовицы», о которой речь шла уже и, перелистнув страницу, на 2 полосе обложки читатель мог увидеть массу новостей, переданных соответственно детскому возрасту. С развитием журнала в 20-м веке новости действительно больше обрабатывались для детей, чем в 19-м. Тут же начиналась одна из важнейших рубрик журнала, которая продолжалась и на 3-ей, а иногда и на 4-й странице обложки. Это была «Наша переписка», «Что нам пишут».



В других журналах тоже печатались письма читателей, в каждом была своя специфика, но в «ЗС» был особый, интересный прием, который привлекал читателей - через журнал можно было переписываться. Можно было обратиться к любому автору письма, задать ему вопрос или наоборот, ответить на его вопросы, что-то посоветовать, чем-то поделиться. Такое живое общение через любимый журнал воспитывало аккуратность, вежливость, вырабатывало стиль письменной речи, позволяло делиться мнениями о прочитанном, увиденном.

После писем, на которые обычно редакция не давала ответа, шла рубрика «Вопросный листок».


Оборотная сторона "анкеты"



В ней печатались в течение всего года ответы детей на анкету от редакции. Анкета иногда печаталась последним отрезным листом в итоговом 52-м № журнала, которая сразу могла отсылаться в Товарищество Вольфа – на ней был напечатан готовый адрес. Иногда она шла в виде приложения к «ЗС». Вопросы, в основном, касались детских предпочтений в книгах, писателях, жанрах. Также существовал «Вопросный лист» для родителей с опросом по проблемам воспитания. Для взрослых «Товарищество М.О.Вольф» в качестве приложений к детскому журналу также выпускал брошюры по воспитанию, составляющие библиотеку «Задушевное воспитание» (более раннее название - «Педагогическая библиотечка»)



и «Детские моды «ЗС» (газету об одежде для детей с фотографиями и рисунками костюмов) – 4 раза в год по 4-м сезонам.


@темы: статьи, история журнала "Задушевное слово", иллюстрации, Задушевное слово

10:46 

Детский старинный журнал "Задушевное слово". Продолжение

change-ange
«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
«Задушевное слово». Из истории одного детского литературного журнала


Типичный ДЛЖ. Иллюстрации: что и как.


«Задушевное слово» был типичным детским литературным журналом в том же понимании, в котором мы видим ДЛЖ и в другие эпохи – в советскую, в наше время. В журнал входили художественные произведения для детей и юношества, стихи, сказки, научно-популярные очерки, юмористические зарисовки и, по обыкновению «взрослых» журналов конца 19 - начала 20-го веков, масса репродукций картин, рисунков, гравюр, что позволяет его называть также «литературно-художественным». Сам же Вольф назвал его «детским иллюстрированным».

В то время наличие иллюстраций в издании было очень весомым для читателя при выборе журнала. В разные годы обложка была цветной (например, в 1884г.), дву- или трехцветной (почти все годы издания в 20-м веке), черно-белой (90-е годы 19 века).



1906


1895


1892

Тем более ценились цветные литографические иллюстрации, которые в то время были еще довольно редки в книгах. В вольфовском журнале присутствовали цветные картинки-вклейки в первом, а иногда и в некоторых средних номерах журнала на следующей странице после обложки.



Цветная печать была естественно, более дорогостоящей, поэтому подобная вклейка была ценным подарком для ребенка-читателя. К иллюстрации обычно «прилагался» рассказ (написанный специально к картинке), в журнале «для младшего возраста» это были небольшие стишки. Особенно красивыми в плане оформления и иллюстраций были праздничные номера – пасхальный и рождественский. При этом передняя обложка, обычно носившая и информативную функцию (на обложке печатались новости, исторические сведения, «передовицы» об известных людях прошлого и современности, известия об открытиях в науке и технике, иногда некрологи), в таких номерах представляли крупную иллюстрацию, похожую на праздничную открытку.



Если сравнивать со всеми другими детскими журналами того времени (конец 19 века), в «ЗС» было больше всего иллюстраций и репродукций. Позже, когда А.Федоров-Давыдов стал выпускать «Светлячок» (с 1902), а затем и «Путеводный огонек» (с 1904), оба этих московских издания также отличались богатым иллюстративным рядом, но за «Задушевным словом» к тому времени нельзя было и угнаться.



В нем работали известные художники-иллюстраторы: Табурин (иллюстрировал произведения А.С.Пушкина), Симаков, Самокиш и Самокиш-Судковская (иллюстрировала Гоголя, Пушкина, Ершова), Лебедева, Чистяков, Гурьев и другие. И к рассказам, и к большим повестям в «Слове» обычно специально рисовались картинки (если затем книга издавалась у Вольфа, картинки переходили в это отдельное издание). В других же журналах нормальной практикой чаще становился подбор подходящих к повести иллюстраций из зарубежных изданий и их копирование. Наш «иллюстрированный» журнал действительно был полон красивых репродукций с картин, умилительных картинок с детьми и животными, фотографий исторических предметов и др. Особенностью именно этого журнала было то, что иллюстрации по одной, какой-то определенной, теме, например, историческим документам о воцарении Михаила Романова (в юбилейном, 1913 году), располагались по всему номеру – невзирая при этом, какой текст сопровождал их – продолжение повести, научный очерк или сказка. Хотя подобная практика характерна скорее для «ЗС» для старшего возраста. Малышам намного важнее, чтобы соответствующий текст сопровождала соответствующая картинка, а не просто картинка вообще.

(продолжение следует)

@темы: статьи, история журнала "Задушевное слово", иллюстрации, Задушевное слово

10:33 

Детский старинный журнал "Задушевное слово"

change-ange
«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
Вот наконец упорядоченные (насколько это возможно) сведения о "Задушевном". Будет с продолжениями. Прямо как в этом самом журнале:rotate:



«Задушевное слово». Из истории одного детского литературного журнала


Рождение. Знаменитый «крестный». Новичок среди старожилов.

Имя ему зародилось в голове И.А.Гончарова. Так и представляешь творца «Обломова» и «Обыкновенной истории», восклицающего нечто подобное: «На душу детскую вы будете своим словом влиять!» Так и назвали. «Задушевное слово».
Называя по просьбе друга-книгоиздателя новый детский журнал, писатель Иван Гончаров, конечно, не мог представлять, насколько действительно «задушевным» другом детям журнал станет на многие годы – на сорок с лишним лет. Почти ни один из детских журналов конца 19 – начала 20-го веков не мог похвастаться таким долгожительством и такой любовью читателей, как знаменитое «Задушевное слово».

Журнал выходил с ноября 1876 года (идея родилась в октябре) в издательстве известнейшего Маврикия Осиповича Вольфа. Книгоиздателя и с огромным опытом, поставщика императорского двора, имевшего роскошные магазины сбыта своей продукции на лучших улицах столицы и Москвы. В России и до этого существовали периодические детские журналы, например, не менее основательный уже к тому времени «Детское чтение» Острогорского и Тихомирова (1869-1906 гг.) или журналы для девочек Ишимовой и Плетнева, также делившийся на два возраста – «Звездочка» (1842-1863) и «Лучи» (с 1850г., для старших девочек). Но вольфовский опыт все же содержал в себе новые черты. Во-первых, журнал выходил в четырех разных вариантах для всей семьи – для малышей, для детей среднего и старшего возраста, для юношества, для семейного чтения (эта практика, правда, сохранялась всего год, позже издание делилось только на два возраста – младший и старший).


Для младшего возраста

Во-вторых, что было бесспорно новым для российской детской журналистики, журнал постепенно из ежемесячного (1876-1882) стал еженедельным, выходя каждую субботу или воскресенье (в разные годы), начиная с 1883 («Задушевное слово», новая серия).


Новая серия. еженедельная

Конечно же, существовали его европейские прообразы. Так, например, во Франции знаменитое издательство «Ашет» с 1873 года выпускало «Journal de la jeunesse» для детей от 10 до 15 лет, сначала выходивший ежемесячно, а затем довольно быстро превратившийся в еженедельный.



Позже, в октябре 1892 года, появляется и сборник для более маленьких (от 8 до 12 лет), «Mon Journal».



Если просмотреть всю историю выпуска «Задушевного слова», мы так же увидим много похожего на вышеописанные европейские издания: и изменение периодичности с месяца на неделю, и последующее деление на возраста, и выход по субботам, и даже объем – те же 16 страниц.
В то время уже существовало множество изданий (газет и журналов) как общего направления, так и непосредственно обращенных к определенной целевой аудитории – чаще всего это были модные дамские журналы (например «Модный свет», «Новый русский базар» и др.). Детские журналы по структуре напоминали все их одновременно, но все же основная их задача была – литературная, а информативная – гораздо в меньшей степени. И потому журналы для детей представляли собой те же детские книги, но менее объемные, печатающие произведения частями, «с продолжением». Чтению журнала как книги также способствовало переплетение всех номеров в самом издательстве в один-два больших тома и продаже его в конце года именно в таком, «книжном», виде.


@темы: история журнала "Задушевное слово", иллюстрации, Задушевное слово, статьи

21:53 

М. П. Абашева "Семиотика девичьей инициации: от институтской повести..."

telwen
Абашева М. П. Семиотика девичьей инициации: от институтской повести к советской детской прозе.//«Убить Чарскую…»: парадоксы советской литературы для детей (1920-е – 1930-е гг.). Сборник статей / сост. и ред. М.Ю.Балина и В.Ю.Вьюгин. – СПб.: Алетейя, 2013. – 364 с. С.77-87.
М. П. Абашева
Семиотика девичьей инициации: от институтской повести к советской детской прозе

Знаменитое суждение Маршака о том, что «убить» Чарскую, несмотря на ее мнимую хрупкость и воздушность, было нелегко,[Маршак С. Я. О большой литературе для маленьких //Маршак С. Я. Собр. соч.: В 8 т. М.: Худож. лит., 1971. Т. 6. С. 195.] совершенно справедливо. Чарская долго была любимой детской писательницей, особенно среди читательниц-девочек. И дело не только в литературном таланте или совпадении текстов с читательскими ожиданиями. На наш взгляд, секрет успеха Чарской во многом объясняется тем, что в ее произведениях есть сильная и действенная мифологическая, архетипическая основа. Именно она и станет предметом изучения в настоящей работе. (Существующие исследования творчества Л. А. Чарской сосредоточены главным образом на проблемах биографии, стиля и читательской рецепции.)[ См., напр.: Чуковский К. И. Лидия Чарская // Чуковский К. И. Соч.: в 2-х т. М.: Правда, 1990. Т. 1; Коваленко С. Феномен Лидии Чарской // Чарская Л. А. Записки институтки. М.: Республика, 1993; Путилова Е. О забытых именах, или О феномене Л. Чарской //О литературе для детей. вып. 32. Л.: Дет. лит., 1982; Исмагулова Т. Реальная и мифологическая биография Лидии Чарской // Детский сб.: Статьи по детской литературе и антропологии детства. М.: ОГИ, 2003; Матвеева А. С. Стиль сказочной прозы Лидии Чарской: Дис... канд. филол. наук: М., 2004.]
Речь здесь пойдет о наиболее популярных «институтских повестях» Чарской: «Записки институтки» (1902), «Княжна Джаваха» (1903), «Люда Власовская» (1904), «Вторая Нина» (1909), «Ради семьи» (1914), примыкающей к ним по тематике повести «За что?» (1910) и некоторых других. Во всех названных текстах Чарская неуклонно и настойчиво воспроизводит одну и ту же историю: мучительное расставание девочки с родиной и поступление в институт, посвятительные испытания, ученье, выпуск. С повторяющимися из текста в текст деталями — насмешками других девочек, издевательствами классных дам, чудесной встречей с императором и т. п. Вечные мифы о возвращении в рай детства, о вхождении в мир взрослых в творчестве Чарской обрели свою выразительность, заразительность и убедительность. Трудно сказать однозначно, что именно явилось причиной такой яркой мифологизации детских лет жизни и учебных будней: страстность натуры писательницы, особая роль Павловского института в ее нелегкой жизни, тип творческого воображения... Судьба Чарской в послереволюционные годы, нищета, невостребованность после небывалой литературной славы, одиночество не могли не способствовать мифологизации прошлого. Эта травма требовала утоления и компенсации.
читать дальше

@темы: статьи, Чарская, "Убить Чарскую..."

19:49 

Бен Хеллман "Детская литература как оружие: творческий путь Л.Кормчего." - 2

telwen
Хеллман Б. Детская литература как оружие: творческий путь Л.Кормчего.//«Убить Чарскую…»: парадоксы советской литературы для детей (1920-е – 1930-е гг.). Сборник статей / сост. и ред. М.Ю.Балина и В.Ю.Вьюгин. – СПб.: Алетейя, 2013. – 364 с. С.20-45.

начало статьи

Но куда и отчего пропал главный редактор? Одна из возможных причин его исчезновения — конфликт с сотрудниками журнала. Его коллега Е.И.Шведер вспоминал тяжелые стороны характера Кормчего: «...Был он какой-то неустойчивый, не умевший ни с кем ладить, говоривший всем резкости, а в редакциях требовавший настойчиво авансов, на каковой почве происходили размолвки и с редакциями».[Абызов Ю., Тименчик Р. История одной мистификации... С. 111.] читать дальше

@темы: статьи, биография, Кормчий,Л, "Убить Чарскую..."

19:48 

Бен Хеллман "Детская литература как оружие: творческий путь Л.Кормчего." - 1

telwen
Хеллман Б. Детская литература как оружие: творческий путь Л.Кормчего.//«Убить Чарскую…»: парадоксы советской литературы для детей (1920-е – 1930-е гг.). Сборник статей / сост. и ред. М.Ю.Балина и В.Ю.Вьюгин. – СПб.: Алетейя, 2013. – 364 с. С.20-45.

Бен Хеллман
"Детская литература как оружие: творческий путь Л.Кормчего."

В статье «Забытое оружие», опубликованной в «Правде» в феврале 1918 г., впервые были разработаны основные принципы новой постреволюционной детской литературы.[Кормчий Л. Забытое оружие. О детской книге // Правда. 1918.17 февр. № 28. С. 3.] Значение публикации, подписанной Л. Кормчим, было признано в юбилейном 1967 г., когда журнал «Детская литература» перепечатал ее, признав отправной точкой истории советской детской литературы.[Кормчий Л. Забытое оружие. О детской книге // Детская литература. 1967. №1. С. 18-19.] Вслед за этим И.П.Лупанова в своей книге «Полвека» с одобрением цитировала высказывания Кормчего, видя в них выражение ранней заботы советского правительства о своих юных гражданах.[Лупанова И. П. Полвека. Советская детская литература 1917-1967. М.: Дет. лит., 1969. С. 13.] В том же духе Е. О. Путилова в 1982 г. назвала статью важным призывом к созданию принципиально новой детской литературы.[Путилова Е. О. Очерки по истории критики советской детской литературы. 1917-1941. М.: Дет. лит., 1982. С. 5. См. также: Советская детская литература/Под ред. В. Д. Разовой. М.: Просвещение, 1978. С. 57. Чернявская Я. А., Розанов И. И. Русская советская детская литература. Минск: Вышэйшая школа, 1984. С. 37.]
Основные тезисы, сформулированные Кормчим, таковы. Детская литература обладает большой воспитательной ценностью, так как влияет на формирование характера, морали и убеждений читателя. Дореволюционная детская литература была в основном буржуазной, служила монархии, церкви и капиталу, воспитывала послушных «рабов», боролась против «вольнодумства» и социализма. От нее, от этого «яда, грязи и мусора», так же как и от «распространителей ядовитых газов», следует освободиться; причем «очищение» детской литературы следует провести без всякой мягкости и нерешительности. Детскую литературу необходимо монополизировать; государство должно взять на себя ответственность за создание детской литературы. Ее цель — создать поколение людей, «свободное от предрассудков и суеверий», людей, которые могут стать «прочным фундаментом для будущего созидания здания свободы и красоты жизни».
читать дальше

продолжение статьи

@темы: "Убить Чарскую...", Кормчий,Л, биография, статьи

22:47 

Статья о книге "Сибирочка"

Panterito
If I asked for a cup of coffee, someone would search for the double meaning. © Mae West
demsvet.ru/podrostkovyie-knigi/sibirochka-lidii...

Кстати, у меня это почти самая любимая книга у Лидии Чарской (почти - потому что "Записки институтки" и "Княжну Джаваху" с первых мест, кажется, не уберет ничто). А кому еще она нравится? Что можете сказать о "Сибирочке"?

статья в сообществе

@темы: статьи, ссылки, вопрос, Чарская

18:29 

Виктор Шкловский "О пище богов и о Чарской"

telwen
Литературная газета, 1932,
5 апреля.

Виктор Шкловский
О пище богов и о Чарской

Есть такой роман Уэльса: профессор, смешной и робкий человек, занимается изучением законов роста.
Он замечает, что рост развивается по затухающим кривым, то есть организм сперва растет, потом останавливается.
Профессору удается найти такую пищу, употребляя которую можно заставить организм развиваться по восходящей кривой. После этого профессор пугается.
Идут опыты. Пытаются выкормить пищей цыплят. Цыплята растут, становятся большими, страшными зверями. Они гоняются за людьми, съели кошку.
Пищу – прозвали ее пищей богов – хранили плохо. Она попала в сточные канавы и по краям канав выросла гигантская крапива, выросли головастики, похожие на крокодилов.
читать дальше

@темы: 1932, Литературная газета, Чарская, Шкловский, В, статьи

19:39 

Елена Данько "О читателях Чарской"

telwen
Звезда. 1934. №3

Елена Данько
О читателях Чарской

[В основу этого очерка положен материал анкетного обследования читателей-пионеров, предпринятого ДКВД Смольнинского района, и материал моих заметок, сделанных во время работы с читателем.]
1.

Вопрос об увлечении ребят чтением Чарской не разрешить окриками и вылавливанием «запретных» книг из школьных столов. Эти меры вызывают враждебную настороженность ребят. Книги Чарской, спустившись в подполье, становятся еще более соблазнительными.
Неправильно было бы зачислить всех читателей Чарской в разряд закоренелых маленьких мещан и махнуть рукой: они-де читают то, что им подсунули «бабушки и тетушки». Таких ребят немного. Судя по анкетам, книги Чарской читают пионеры — дети рабочих, служащих, военнослужащих, научных работников (40 читателей пионеров 40-й школы). Мы знаем, что школа и пионербаза успешно нейтрализуют влияние отсталой семьи на другие стороны жизни школьника. Дело, видно, не в «тетушках».
Еще менее оправданы были бы отказ от борьбы с чтением книг Л. Чарской, интеллигентское «умытие рук», запоздалые сентенции — пошлость, дескать, всегда находила массу потребителей, вспомните успехи Вербицкой, Нагродской...
Пошлость когда-то находила массу потребителей, и это было в порядке вещей. Былая популярность Чарской, Вербицкой и Нагродской в среде институток и гимназисток не поможет мне понять современного читателя. Он родился и растет в другом мире, среди других отношений, он дышит воздухом нашей эпохи. Школьница пишет заметки в стенгазету, организует соревнование в школе и пионеротряде, и она же простодушно вписывает в графу «самых интересных книг» своей анкеты — жизнь В. И. Ленина и... повести Чарской (дев. 12 лет, рабоч.), «Детство» и «Макар Чудра» М. Горького и «За что?», «На всю жизнь» Чарской (дев. 12 лет, рабоч.) Читатель перечисляет своих любимых авторов: Пушкин, Лермонтов, Гоголь и Чарская (свыше 30 анкет), М. Горький и Чарская (свыше 15 анкет), Демьян Бедный и Чарская (4 анкеты). Имя Чарской встречается в анкетах в сочетании с именами Серафимовича, Безыменского, Шолохова, Фурманова, Бианки, Ильина, Безбородова. Интерес к книгам Л. Чарской не мешает читателю интересоваться биографиями революционеров (15 анкет), историческими книгами, «красочно написанными» (как сказано в 2 анкетах) книгами по физике, химии и математике и книгами по технологии металлов. Читатель рекомендует приобрести в библиотеку «побольше классиков того времени и Этого времени и повести Чарской» (анк. дев. 15 лет, военнослуж., и еще 16 анкет с аналогичными предложениями).
Такого читателя, пожалуй, не проймешь поверхностным острословием на тему о Чарской. Прочитайте ему рассказ В. Шкловского «Княжна Джаваха» («Звезда 5» 1933 г.) — читатель немедленно сверится с текстом книги, уличит во лжи и вас и В. Шкловского и с горечью прибавит «вот всегда так». читать дальше

@темы: Звезда, Данько,Е, 1934, Чарская, статьи

20:13 

~Сообщество, посвященное творчеству Л.Чарской~
И другой старинной детской литературе ;)
Бирюч Петроградских государственных театров. 1919. № 9. 1-8 января.

О своевременности постановки мелодрамы.

В дни разрухи, всеобщей сумятицы и братоубийственной бойни, наблюдается характерное явление, не заметить которого нельзя: пустуют театры в то время, как битком набиты кинематографы. Не думается, чтобы здесь имела значение маленькая разница в расценке зрительных мест; там, где тратятся сотни и десятки сотен на самые насущные потребности, рубли и десятки рублей не играют роли. Сущность дела не в этом, а в запросах толпы, толпы сегодняшнего дня, которая посещает кино и театры.
читать дальше

@темы: Бирюч Петроградских государственных театров, 1919, Чарская, статьи

"Сообщество, посвященное творчеству Л.Чарской"

главная