10:08 

Творчество Лидии Чарской для взрослого читателя. Обзор

«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
С другой стороны
(обзор «взрослого» творчества Лидии Чарской)



«Взрослые» романы и рассказы Чарской – это еще одна сторона ее творчества. Не другая сторона листа – в противовес детской, а скорее – одна из сторон-граней кубика, и не всегда полностью можно понять – какое произведение какой грани-направлению принадлежит. Границы очень зыбки. Но и при этом на сегодняшний день можно точно сказать, что произведения Л.Чарской для взрослого читателя – вполне самостоятельное и обширное явление для литературы того времени. Еще не так давно исследователи жизни и работ писательницы лишь вскользь упоминали о «взрослых» повестях Чарской: «Она писала и рассказы…, и романы. И для детей…, и для взрослых: «Как любят женщины», «Виновна, но…» (В.Приходько, вступительная статья к книге «Княжна Джаваха», Саратов, «Детская книга», 1992). «Но перу плодовитой Чарской принадлежат и романы для взрослых, что сегодня менее известно». (Е.Щеглова «Возвращение Лидии Чарской», журнал «Нева», 1993. № 8).
Литературоведы, в основном, решали главную задачу на тот момент (90-е гг. 20 века) – познакомить детей и подростков с ее самыми известными повестями, обращенными к юному читателю, ведь в течение очень большого периода времени (советского) о Л.Чарской не говорилось вообще. Если и появлялась критика на нее, то там упоминались опять же самые знаменитые книги – «Записки институтки», «Княжна Джаваха» - то есть тоже детско-юношеские. Но сейчас, в «нулевые», переизданы, и уже немало раз, знаменитые институтские повести, сказки, несколько особенно популярных исторических («Смелая жизнь», «Паж цесаревны») и детских повестей («Сибирочка», «Записки маленькой гимназистки»). И поэтому, когда уже не так важна популяризация детских произведений, есть возможность уделить внимание и взрослым. Опыт издания их также имеется (Полное собрание сочинений Лидии Чарской, М., «Русская Миссия», 2006-2009гг.), но он недостаточен и некорректен, что, впрочем, объясняется направленностью издания – это ПСС для детей и подростков. Соответственно, в него лишь частично вошли рассказы и романы для взрослых в сильно купированном, а иногда и переделанном виде. Еще один вариант издания взрослой прозы – малоизвестного романа «Вакханка» (1917) – это сборники т.н. эротической прозы начала 20 века. «Вакханка», таким образом, выходила в наше время не менее чем трижды – в 1994, 2002 и 2006 гг. Но форма сборника (нет названия «Вакханка» на обложке), не самые крупные издательства (Мистер Икс, Гелеос, Милена) и узкая рамка жанра (что-то вроде старинной эротики, хотя этот роман Чарской нельзя в полной мере отнести к подобному жанру) – всё это помешало узнать о другой стороне творчества писательницы – обращению к взрослому читателю.
Теперь некоторые произведения взрослой прозы есть в электронных библиотеках Интернета.

Но если в 90-е гг. взрослая проза рассматривалась как случайная в творчестве писательницы (а если говорить точней, просто была мало изучена), то в исследованиях 2000-х, когда усилилось внимание к другим сторонам литературного наследия Чарской, уже звучит подобное:
«…была опубликована «Княжна Джаваха», позже и другие произведения (к сожалению, лишь детские)…» (Е.Трофимова, вступительная статья к книге «За что?», М., «Паломник», 2007).
«Заметим, что Чарская тоже, кроме девичьих повестей, писала еще и романы. Например, в 1916 году она публикует роман «Ее величество Любовь»… Начав как детская писательница, Л. Чарская в дальнейшем пробует свои силы и в тривиальной литературе...» (Агафонова Н.С. «Проза А. Вербицкой и Л. Чарской как явление массовой литературы», диссертация, 2005).

Но, всё равно, подробного рассмотрения не было. Определить, чем были романы для читателя столетней давности, сейчас довольно сложно – не все произведения доступны и сохранились. Статистика чтения велась в основном, на детские и юношеские книги, книги для взрослых к тому же выходили не такими заметными, роскошными изданиями, подобно Вольфовским, и поэтому скорее рассматривались среднестатистическим читателем как «одни из многих подобных». Недаром, одно из известных издательств – «А.А.Каспари» - выпускало «Собрание русских романов» и за романами Чарской шли другие, с похожей тематикой, их впоследствии и переплетали по 2-3 в одну книгу. Плюс ко всему вышесказанному, те дети, которые читали детские книги Чарской, не успели вырасти – романы для взрослых появлялись по времени почти параллельно с детскими (с 1903г.). Соответственно, они еще не могли перенести свою детскую привязанность к книгам писательницы во взрослую жизнь.

Не покушаясь на исследование, хочу сделать простой обзор тех произведений Лидии Чарской, которые ею самой были обращены к читателю-взрослому и совсем немного – описание их специфики.
Имея огромный успех у детской аудитории и, несмотря на это, она обратилась к другому - взрослому читателю уже в 1903-1904 гг., когда вышли ее книги «Как любят женщины» и «Проблемы любви. Рассказы о женском сердце». Получается, ей было, что сказать как литератору, другой возрастной группе, хотелось полнее раскрыть темы повествований исходя из опыта взрослых, а также других особенностей восприятия, отличных от детско-юношеских.

1. Известны на данный период времени следующие художественные произведения:


Проблемы любви. Рассказы о женском сердце. Сборник рассказов, 1903, 1904, разные издания.
Как любят женщины. Сборник рассказов, 1904.
Право сильного. Роман, 1904.
Мошкара.Роман 1905. (в сети пока только в лит. обработке В. Зоберна.)
Во власти золота. Роман, 1905.
К солнцу! Роман, 1906.
Солнце встанет! (второй роман дилогии, продолжение «К солнцу!»), 1907.
Профанация стыда. Статья, 1909.
Евфимия Старицкая. Исторический роман, 1910, два издания. ( в сети только скан, он тяжелый. Читать онлайн)
Песни земли. Роман, 1913.
Виновна, но... Роман мятежной души. Роман, 1913, 1915. ( в сети только скан, он тяжелый. Читать онлайн)
Ее величество Любовь. Роман из современных событий. Роман, 1915, два издания. (в сети пока только в лит. обработке В. Зоберна.)
Свои не бойтесь! Рассказы из современных событий. Сборник рассказов, 1915
Чужой грех. Роман, 1916.
Вакханка. Роман без романтики. Роман, 1917.


Доступны для изучения из них далеко не все, притом еще возможно существование и других произведений, печатавшихся в журналах и приложениях к ним. Просто они не найдены.
В отличие от детско-юношеской формы повести, во взрослой прозе Чарская предпочитает размер и форму романа. Характерны также для нее и рассказы, особенно популярный жанр в то время.

2. Темы книг. Выбирая стандартную и основную тему любви для своих произведений, Чарская не сторонится модных веяний начала 20-го века. Это и тема свободы женщины, женского равноправия («Виновна, но...», «Песни земли»), революционные настроения и быт простых рабочих («Мошкара», «Солнце встанет!»), «романов без романтики» и свободных отношений мужчины и женщины с разницей в возрасте («Вакханка», «Во власти золота»). Живо, с чувством боли и участием откликается она на беды Первой мировой войны («Ее величество любовь», «Свои не бойтесь!», «Чужой грех»).
То есть, уважая построение классического романа, писательница, чтобы заинтересовать читателя, обновляет его содержание. При этом остаются стандартными типы героев – главная героиня красива, иногда это даже «femme fatale», есть и роковой соблазнитель. Есть и верный жених героини. И типичные ситуации, и основные моральные понятия – например, «не в деньгах счастье». Но при этой кажущейся шаблонности есть вся та же Чарская, есть ее стиль, своеобразная «душа», вложенная в каждое произведение. И поэтому есть романы Лидии Чарской, которые читала взрослая аудитория так же заинтересованно, как и детские – соответствующие читатели. Мне кажется, свое пожелание к содержанию современной ей литературы Чарская выразила, пусть и косвенно, словами из юношеской повести «Ради семьи»:
«Ия подняла на учителя свои спокойные глаза: - Да, я читаю новых авторов. Многие из них талантливы. Но лучше Пушкина, Гоголя, Тургенева и Толстого, Лермонтова и Некрасова я не знаю никого! – без запинки отвечала она».
Классика и современность одновременно.

3.Популярность романов. Возможно, взрослые романы были менее популярны, чем детские и юношеские повести. Но не стоит забывать, что детские имели небывало огромный успех, и не только в России, но и в Европе. В детской литературе Л.Чарская была явлением, во взрослой же – простой романисткой, одной из многих. К тому же богатый писателями и поэтами Серебряный век не слишком охотно принимал к себе новых людей от литературы.

4.Издание книг. Если над детской литературой почти единовластно царствовали Вольф (т-во М.О.Вольф) с Губинским, этакий книжный двуглавый орел, то книги для взрослых выпускали разные издатели. Совсем в меньшей степени Вольф (только «Мошкару», «Евфимию Старицкую» и педагогическую статью «Профанация стыда» как приложение к журналу «Задушевное слово»), да и издания эти были не похожи на роскошные «коленкоровые переплеты с золотым тиснением» «Записок институтки» и «Сибирочки». Это были, во-первых, маленькие по формату книги, во-вторых, напечатанные на простой бумаге, мелким шрифтом, без картинок и украшений. Затем были еще издания П.П.Сойкина, крупного книгоиздателя, издательств «Венок», типографий М.Акинфиева и И.Леонтьева, тип.П.Усова, а также известного издателя журналов А. А. Каспари («Родина», «Всемирная новь» и приложения к ним). Чаще книги Лидии Чарской для взрослых не имели иллюстраций (исключение составляла серия, выпускаемая Каспари именно под названием «Иллюстрированное собрание русских романов». Прил. к журн. «Родина» и «Всемирная новь» - такими изданиями вышли «Ее величество Любовь» и «Чужой грех»). Известно, что в «Собрании русских романов» А.Каспари вышли «Во власти золота», «К солнцу!», «Солнце встанет!», «Право сильного», это были приложения к журналу «Родина» и выходили они в начале года, 1-ым выпуском. Быть может, издатель специально в первую очередь помещал романы писательницы, имя которой у всех на слуху. Позже, в 1915-16 гг., собрание стало иллюстрированным и в нем были напечатаны уже упомянутые военные романы. В самом журнале «Родина» Чарская тоже печаталась. Известен один из таких романов – «Песни земли». Потом, немного измененный, он вышел под названием «Виновна, но… Роман мятежной души» в издательстве «Венок». Было два издания в 1913 и 1915 гг. Вообще, некоторые из взрослых произведений успели выйти из печати по 2-3 раза и в разных типографиях. Также писательница помещала свои взрослые рассказы и стихи в журнале «Новый мир», начиная с 1902 года.


Подытожу, сказав, что женские романы Л.А.Чарской были популярны в старой России, соединяя в себе интересные типы героев и, особенно, героинь, живое динамичное повествование, консервативный сюжет, но с большой долей модной для своего времени тематики. Они не единожды выходили отдельными книгами и приложениями к журналам (последние играли большую роль в развитии их популярности). В советское время их сохранилось очень немного, в отличие от детских книг (причиной является, в первую очередь, издательское исполнение). Именно поэтому, когда было принято решение вновь издавать произведения Чарской, литераторы обратились к наследию детско-юношеской прозы писательницы.
Сейчас «взрослые» её романы могут быть удостоены читательским вниманием, и это внимание будет скорее в меньшей степени исследовательским, а в большей – просто человеческим – здесь и ушедший быт начала двадцатого столетия, и нравы, и моменты истории.

@темы: творчество, статьи, ссылки, романы для взрослых, рассказы для взрослых, библиография, Чарская, ПСС

Комментарии
2011-01-04 в 19:55 

Не слушай никаких советов - в том числе и этого.
У Чарской столько исторических повестей, в заглавиях которых фигурируют "царь" и всяческие от него производные, что я долго копалась в библиографии, прежде чем разобраться и приступить к этому комментарию. А хотела я сказать только вот что. Я, конечно, не читала ни "Евфимию Старицкую", ни её ПСС-ный вариант "Время грозного царя", но, судя по одному этому переименованию - заголовку из школьного учебника истории для 5 класса, - обстригли роман здорово. Я просто раньше не знала, что это изначально "взрослая" книга, и поэтому ничего особенного в новом заглавии не находила. А по тому отрывочку, что приводится как анотация, трудно что-то определённое сказать: "удалые опричники", прилагательные после существительных - для колорита... Те исторические произведения Чарской, которые я до сих пор видела, были обращены к детско-юношеской аудитории, поэтому не могу точно представить, как она эту тему подаст взрослой публике, насколько шире там будет проблематика.
Почему-то не получается у меня скачать "Евфимию" и "Виновна, но...": жму на "загрузку документа" - и ничего не происходит. Если сканы не слишком объёмистые, не могли бы вы их мне на мейл прислать?

2011-01-05 в 08:50 

«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
telwen
Спасибо за работу со ссылками.

2011-01-05 в 21:17 

telwen
change-ange
Всегда пожалуйста. Хотя по сравнению со статьей - ссылки такая мелочь ;)

alina-violina
Файлы сканов там нельзя скачать.Только читать онлайн.
По ссылке откроется новое окно - и можно читать.
Я сама не фанатка и не знаток исторических ее повестей ( Ее "повседневные" - для меня уже исторические.) Так что просвещайся.

2011-01-06 в 04:33 

«Взрослые» романы и рассказы Чарской – это еще одна сторона ее творчества.
А у Чарской много произведений где секут розгами?

URL
2011-01-06 в 10:12 

telwen
Гость
Не смотря на то что телесные наказания у Чарской иногда упоминаются, наверно вам будет наиболее интересна вот эта статья:
www.diary.ru/~charskaya/p107868863.htm

А во взрослых произведениях и вовсе никого не секут.

2011-01-06 в 19:14 

Спасибки!!! сто лет хотел ознакомиться с этой статьей. А о каких еще произвидениях идет речь?

URL
2011-01-07 в 19:09 

telwen
Гость
А о каких еще произвидениях идет речь?
Я не помню сходу. Может быть и нет никих, но мне кажется могут быть.
Если вдруг наткнусь - напишу.

2011-01-08 в 22:19 

Не слушай никаких советов - в том числе и этого.
Насколько я помню, сцен, где ребёнка действительно секли бы, у Чарской нет. Я сейчас навскидку могу вспомнить только два случая, где звучат угрозы применить розги, но это вызывает страх, негодование и сопротивление окружающих: в "Записках маленькой гимназистки", когда Матильда Францевна грозится выпороть Лену, и в "Тяжёлым путём", где Нетти кричит, что высечет своих негодных племянников. Но до дела ни там, ни там не доходит, то есть на тот момент такие наказания уже не были обыденной реальностью.

2011-01-10 в 06:07 

Cборнике рассказов "Вечерние рассказы есть рассказ где дошло до дела

URL
2011-01-10 в 06:45 

МАСТЕРСКАЯ МАДАМ ПИКЕ

«В этот же миг костлявые пальцы ее мучительницы до боли сильно зажали ей рот, в то время как другая рука подтолкнула девочку по направлению маленькой дверцы, находившейся в узком коридорчике подле кухни.
- Ага! Ты еще кричать! - зашипел ей в ухо зловещий шепот. - Скажите на милость - недотрога какая! Материю драгоценную искромсала да еще хочет, чтобы ее по головке за это гладили. Как бы не так!
При этих словах она втолкнула Ганю в небольшую каморку вроде кладовой, где по стенам шли полки для провизии, а на полу лежали большие мешки с коксом для топки камина.
"Здесь заболела Зина! В этой каморке началось то "страшное", которое закончилось смертью одной из учениц!" - вихрем пронеслась страшная мысль в голове Гани, и она с ужасом вскинула глаза на приблизившуюся к ней закройщицу.
- Ну, миленькая, здесь ори сколько вздумается, - ехидно заметила последняя, - здесь тебя не только в коридоре, но и Софья в своей комнате не услышит!
И с этими словами она изо всей силы толкнула Ганю на один из близлежащих мешков. В ту же минуту Бог весть откуда появившийся кожаный ремень с пряжкой взмахнул в воздухе и больно ударил по спине девочку.
Ганя не успела ни крикнуть, ни защититься. Теперь удары сыпались на нее один за другим, один за другим без числа и счета. С бешеной злобой, с выкатившимися от ярости глазами ее мучительница приговаривала вслед за каждым ударом своим жутким шипящим голосом:
- Вот тебе, вот тебе... Будешь знать, как дорогие платья портить! Будешь помнить, как надо добро чужое беречь!
Костлявая рука, вооруженная ремнем, то поднималась, то опускалась с лихорадочной поспешностью. Удары ложились на трепещущее от боли извивающееся тело девочки. Громкие стоны Гани наполнили каморку и сени. Наконец прекратились и они... Тогда старшая закройщица швырнула в угол ремень и, грубо схватив за плечи свою жертву, поставила ее перед собой:
-

URL
2011-01-10 в 06:48 

- Знай, - шипела она перед самым лицом девочки, - знай, не простят тебе Мыткины испорченного лифа, каждый день тебя такая же трепка ожидает... Я вас выучу, недотепы скверные, как с дорогими вещами обходиться! Я вас выучу, будете помнить меня!
И она шагнула к двери, тяжело дыша и потирая свои костлявые руки, уставшие от наносимых ими побоев.
Ганя осталась одна перед открытой в коридор дверью с мучительно ноющей болью во всем теле.

URL
2011-01-10 в 12:08 

telwen
Гость
Ну я ж говорила что есть.
Ищите, может где еще найдете...

2011-01-10 в 12:51 

Не слушай никаких советов - в том числе и этого.
Но, если судить даже по этому, пока что единственному, фрагменту, видно, что в художественном мире Чарской порка - явление редкое, из ряда вон выходящее, ужасное, а ни в коем случае не обыденное. Ведь именно после порки Ганя с подачи подруги убегает из мастерской. А из пылкой статьи "Профанация стыда" можно сделать вывод, что в реальности начала XX века это явление ещё имело место (ведь о том, что исчезло, и говорить бы не стоило, тем более так взволнованно!), но с ним активно боролись.

2011-01-10 в 12:55 

Не слушай никаких советов - в том числе и этого.
telwen, Наташа, я тоже не особенно люблю исторические повести Чарской, по крайней мере для детей: сплошной "казарменный патриотизм", как назвал это Чуковский, и очень низкий уровень исторической достоверности. Но я подумала: может быть, хотя бы в романе для взрослых круг тем будет расширен и стиль отработан лучше. Хотя, конечно, совсем не факт!

2011-01-10 в 19:38 

telwen
alina-violina
Ну я думаю как времят будет - стоит изучить. Вдруг заинтересует?

2011-01-11 в 00:06 

Не слушай никаких советов - в том числе и этого.
Ещё, кажется, в "Доме шалунов" директор пансиона вполне серьёзно собирался наказать розгами Витека Зона, а когда Котя его выгородил, то их вдвоём, хотя вообще, как там написано, это в его правила воспитания не входило. Но Женя выпросила-таки у дяди для них прощение в качестве подарка на именины, так что и здесь художественный замысел не допустил жестокости - книжка для этого слишком жизнерадостная, построенная на комическом, несмотря на все ужасы с похищениями и погонями.

2011-01-11 в 02:01 

А во взрослых произведениях и вовсе никого не секут. А Вы читали «Золотую роту »?

URL
2011-01-12 в 10:21 

"Золотая рота" это и есть "Мошкара". Она переименована издательством "Русская миссия" в наше время. Там не секут - там бьют взрослого сына.

URL
2011-01-12 в 22:09 

Там не секут Сам знаешь, чего заслужил, - и он кивнул головою кому-то и отвел взор от виновного.
Из толпы выдвинулись трое. Михайло Иванович, Извозчик и еще какой-то одутловатый и белобрысый "золоторотец", у которого было в руке что-то длинное и темное, извивающееся, как змея. И когда Марк попристальнее взглянул на извивающийся предмет, он понял, что это нечто было среднее между кнутом и плетью. Потом он посмотрел на Калмыка и содрогнулся. Тени набежали на его побелевшее как мел лицо и как бы скрыли его глаза, расширенные и померкшие от ужаса. Михайло Иванович и Извозчик, подошедшие к нему, что-то ему сказали. Но он не понял, потому что вряд ли мог что-либо понять в эту минуту от обуявшего его животного страха.
Тогда из толпы выскользнул Черняк и, суетясь около Калмыка и поминутно шмыгая носом, стал стягивать с него кафтан. За ним еще приблизились двое, стали бесшумно и методично помогать ему. Потом, раздев донага виновного, они подняли его на руки, как ребенка, и отнесли на нару. Теперь безо всякой одежды Калмык казался совсем маленьким и ничтожным. Он жался и вздрагивал всем телом, и тело его казалось почти синим и худым, как у мертвеца, в обманчивом полусвете июльских сумерек. На левом плече у Калмыка была круглая ранка с запекшимся струпом, и Марк, поймав ее взглядом, уже не мог отвести от нее глаз. Этот гноящийся струп на жалком костлявом теле как-то особенно подчеркивал немую беспомощность Калмыка. Извозчик и белобрысый "золоторотец" встали один у ног, другой у головы виновного. Михайло Иванович с тем же своим выражением детского недоумения на обрюзгшем и вспухшем от пьянства лице взял из рук белобрысого кнут и, взмахнув им над головою, опустил руку на голую спину Калмыка.
Прозвучал стон, прозвучал и оборвался, заглушенный чьей-то догадливой рукою. Кто-то зажал рот Калмыка. Кто-то сел ему на ноги, потому что тело несчастного, трепеща и извиваясь, мешало ложиться как следует ударам.

URL
2011-01-12 в 22:10 

Там не секут Сам знаешь, чего заслужил, - и он кивнул головою кому-то и отвел взор от виновного.
Из толпы выдвинулись трое. Михайло Иванович, Извозчик и еще какой-то одутловатый и белобрысый "золоторотец", у которого было в руке что-то длинное и темное, извивающееся, как змея. И когда Марк попристальнее взглянул на извивающийся предмет, он понял, что это нечто было среднее между кнутом и плетью. Потом он посмотрел на Калмыка и содрогнулся. Тени набежали на его побелевшее как мел лицо и как бы скрыли его глаза, расширенные и померкшие от ужаса. Михайло Иванович и Извозчик, подошедшие к нему, что-то ему сказали. Но он не понял, потому что вряд ли мог что-либо понять в эту минуту от обуявшего его животного страха.
Тогда из толпы выскользнул Черняк и, суетясь около Калмыка и поминутно шмыгая носом, стал стягивать с него кафтан. За ним еще приблизились двое, стали бесшумно и методично помогать ему. Потом, раздев донага виновного, они подняли его на руки, как ребенка, и отнесли на нару. Теперь безо всякой одежды Калмык казался совсем маленьким и ничтожным. Он жался и вздрагивал всем телом, и тело его казалось почти синим и худым, как у мертвеца, в обманчивом полусвете июльских сумерек. На левом плече у Калмыка была круглая ранка с запекшимся струпом, и Марк, поймав ее взглядом, уже не мог отвести от нее глаз. Этот гноящийся струп на жалком костлявом теле как-то особенно подчеркивал немую беспомощность Калмыка. Извозчик и белобрысый "золоторотец" встали один у ног, другой у головы виновного. Михайло Иванович с тем же своим выражением детского недоумения на обрюзгшем и вспухшем от пьянства лице взял из рук белобрысого кнут и, взмахнув им над головою, опустил руку на голую спину Калмыка.
Прозвучал стон, прозвучал и оборвался, заглушенный чьей-то догадливой рукою. Кто-то зажал рот Калмыка. Кто-то сел ему на ноги, потому что тело несчастного, трепеща и извиваясь, мешало ложиться как следует ударам.

URL
2011-01-12 в 22:36 

telwen
Гость
Склероз-склероз.
Я помню, что в Мошкаре много жести, но не помню этого момента.
Бывает.

Кстати посмотрите еще Евфимию Старицкую - по ссылке выше. Там может быть.

2011-01-13 в 10:29 

«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
Читала давно "Мошкару", не все помню. А почему именно эта тема? Да, в "Евфимии" - пытки Грозного.

2011-01-13 в 13:39 

Не слушай никаких советов - в том числе и этого.
Ну, про пытки и в "Паже цесаревны" есть: Долинский-старший чудом их избегает, а Шубина пытают вовсю. Там, правда, не розги, а дыбу предпочитали.

2011-01-20 в 04:21 

На протяжении "Мошкары" Марк часто думает o порке "О, с каким наслаждением дал бы он исполосовать все свое тело плеткой "
"Марк задрожал так, точно его вытянули вдоль тела плеткой"

URL
2011-02-01 в 04:53 


URL
2011-02-01 в 05:36 

Интересный отрывок из книги Елизаветы Кондрашовой "Дети Солнцевых"

2011-02-02 в 09:05 

change-ange
«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
Кондрашова - это очень давнее время института. Первая треть 19 века.

2011-02-03 в 02:59 

Кондрашова - это очень давнее время института
Оно и видно

2011-02-03 в 03:12 

хотя думал, что в институтe никогдa не было официальных телесных наказаний

2011-02-03 в 09:10 

«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
Я тоже. Но ей видней.

2011-02-03 в 15:26 

«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
Вот здесь о быте институтов и в частности, о телесных наказаниях. Был период с 1780 по 1863 годы, когда они были разрешены. Кондрашова в этот период подходит. Хотя не знаю источник, утверждать не могу об этих датах.

www.ifvremya.ru/cgi-bin/res.pl?FIL=work/arc/200...

2011-02-08 в 06:53 

Перeчитываю Волшебную сказку думaю вот бы главной героини при los учи г пре де

2011-02-08 в 07:46 

Перeчитываю "Волшебную сказку", думaю, вот бы главной героини пришлось учится до 1863 быстро бы вылетели y нee из головы вcякие принцессы изольды

2011-02-12 в 14:32 

Не слушай никаких советов - в том числе и этого.
ess, насколько я понимаю, розги всё же полагались за провинности куда более серьёзные, чем лень и пустые мечтания. И то, как видим у той же Кондрашовой, Варю они только озлобили, а ни в коей мере не настроили на сознательное изменение поведения. Вспомните, как косо смотрят все на Марину Фёдоровну - единственную классную даму, способную серьёзно и откровенно разговаривать со своими девочками.
А атмосфера дореформенного института как раз и располагала только к тому, чтобы улетать в такие вот безвкусные "волшебные сказки", ничего общего с жизнью не имеющие: ведь реальность воспитанниц ничем не была наполнена, никакой альтернативы не предлагала - ни серьёзной систематической учёбы, ни хорошей литературы, ни живых взаимоотношений, ничего другого. По крайней мере, из воспоминаний Е. Водовозовой только такой вывод можно сделать.

2011-02-16 в 16:39 

интересный момент из биографии Николая Михайловичa Пржевальскoгo "Учение в гимназии шло хорошо, хотя Пржевальского чуть было из нее не исключили. Подбор учителей в гимназии был плохим. И вот однажды в шестом классе один из преподавателей особенно досадил ученикам. Тогда они решили уничтожить журнал, в котором ставились отметки. По жребию совершить этот "поджог" выпало на долю Н. Пржевальского. Он стащил журнал и бросил его в Днепр. За это весь класс посадили в карцер, пока не объявится виновный. На четвертый день, чтобы не страдали товарищи, Николай признался в проступке. Решено было исключить его из гимназии. Мать, узнав о случившемся, уговорила гимназическое начальство, чтобы сына не исключали, а хорошенько высекли. И, хотя учеников шестого класса сечь не полагалось, Пржевальского выпороли, но в гимназии оставили.
"Вообще розог немало мне досталось в ранней юности, - вспоминал Пржевальский, - потому что я был препорядочный сорванец

2011-03-01 в 14:09 

Мать, узнав о случившемся, уговорила гимназическое начальство, чтобы сына не исключали, а хорошенько высекли.
Oказывается такое было даже при советской власти! Леонид Исидорович, от ваших учеников приходилось слышать, что вы, директор, практиковали телесные наказания. Правда, все говорят об этом с пониманием. Но ведь это антипедагогично...

Мильграм: Заметьте, не я, а вы сами об этом заговорили. Бывало, если ученик согрешил, я его порол. Но никто никогда не жаловался. Главное, чтобы это было с любовью. Тогда порка становится актом близости. В школе знали, что если директор кого-то выдрал, то уже не выгонит. Однажды после экзекуции ко мне пришел отец наказанного парня и подарил мне книгу с авторской подписью "Леонид Исидорович, мы делаем одно дело. Вы - талантливо, а я бездарно. Константин Паустовский".

www.izvestia.ru/person/article3152124/

   

"Сообщество, посвященное творчеству Л.Чарской"

главная