change-ange
«Если ты рожден без крыльев, то не мешай им вырасти».
Вот нашла в детском журнале грустный рассказ. Какая-то полная безнадежность в жизни любого второгодника.

«Семья и школа». Ежемесячный иллюстрированный журнал для детей.
Ноябрь 1913 год.


Второгодка
РАССКАЗ


I.

После шипящих букв же, че, ша, ща, не ставится ни ы, ни ю, ни я, — настойчиво, точно убеждая кого-то, повторяет Лена.
За окном тихо падают крупные, пушистые снежинки, первые снежинки в этом году. Чистым белым ковром покрывают они двор. Следы лап Шарика резко чернеют на этом ковре.
Лена представила себе, как бегает маленький лохматый Шарик, смешно откидывая в сторону заднюю лапку и сбиваясь направо, и вздохнула. Да, теперь даже нечего думать, пойти поиграть с ним: на столе целая стопка учебников, по которым нужно готовиться к завтраму; прежде, чем Лена окончить все это, зажгут огонь, и тогда уже пустят на двор. Да еще вот завтра диктант, и надо повторять правила.
— После шипящих букв же, че... — раскачиваясь на стуле и, зажмурив глаза, тянет нараспев Лена.
В прошлом году было много свободнее и легче, уроков дома не спрашивали и не заставляли учить их. Теперь же Лена чувствует себя виноватой и все старается показать, что она не лентяйка, что на нее не за что сердиться и ворчать. Только в воскресенье и можно отдохнуть. Лена очень любить воскресенье, когда бывает необыкновенно светло, празднично настроена. По утрам она обыкновенно ходит со своей старушкой няней к обедне, горячо молится, глядя на строгие темные лики икон, и в ней крепнет надежда на осуществление заветной мечты. В церкви кажется возможным и близким то время, когда никто уже не будет кричать на нее, а все станут хвалить и любить. Целый день потом Лена чувствует себя спокойной и уверенной. Но воскресенья так редки, бесконечно долго тянется неделя. Сколько еще осталось дней? Сегодня только вторник. Лена начинает по пальцам высчитывать дни. Входить няня, шаркая туфлями, и неодобрительно косится на Лену.
— Зачем раскрытую книгу бросаешь? Вот у тебя все из головы-то и вылетает, оттого плохо и учишься.
— И вовсе не бросаю. Видишь, я занимаюсь. — Лене так тяжело это постоянное напоминание.
— После шипящих же, че, ша... — начинает она снова, хватаясь за книгу и напряженно стараясь запомнить.
„Пошевелите мозгами" — мелькает в голове у Лены выражение Ольги Семеновны, которое всегда очень неприятно действует на нее, и становится жаль, что вспомнились эти слова, хочется поскорее забыть их.
— Ну, теперь я спрошу тебя, и можешь решать задачу, — говорить мать.
Лене и самой кажется, что она уже выучила.
— После шипящих букв же, ше… После шипящих... — Но больше Лена ничего не может припомнить.

II.

Долго и звонко заливался звонок после большой перемены. Из коридоров и зала ученицы стали возвращаться в классы. Это уже была не та оживленная, крикливая толпа, которая после уроков неудержимым потоком вливалась в зал; теперь шли медленно, с неудовольствием отрываясь от игр.
Лене вначале бывало стыдно входить вместе с вновь поступившими в первый класс: казалось, что прежние соученицы смеются над нею, но это чувство скоро притупилось. Значительно труднее было привыкнуть Лене к тому, что ее зовут „второгодкой", что-то особенно унижающее, обидное слышалось ей в этом.
В первом классе собрались быстрее обычного; многих беспокоил предстоящий диктант.
Только что закрыли форточки, и было значительно холоднее, чем в зале. Дежурная ученица торопливо раздавала тетрадки.
Лена надеялась на этот диктант, вчера ей все-таки удалось выучить правила, даже шипящие буквы запомнились.
— А вдруг четверку получу! — Лена даже покраснела от удовольствия при одной робкой мысли об этом.
- Послушай, Крылова, сколько у тебя за старый диктант?—окликнула Лену Федорова.
Федорова тоже осталась на второй год, — очень много пропустила, — и поэтому держалась уверенно и смело; ее никто не дразнил. В начале учебного года классная дама сказала унылой, подавленой Лене: „Ну, что ты все киснешь, что ж из того, что осталась, постарайся быть у нас первой ученицей". Эти слова задели Федорову, которая сама рассчитывала стать первой ученицей. Она знала, что у Лены была двойка с минусом, и спросила только для того, чтобы громко и с видимым удовольствием заметить:
— Вот так первая ученица, все колы да двойки получает!
Только открыв свою тетрадку, Лена вспомнила, что у неё осталось неисписанными всего только полстранички.
— Этого не хватит. Что же теперь делать? — с тоской подумала она, беспомощно оглядываясь вокруг.
Но делать было нечего: Ольга Семеновна уже входила в класс.
— У меня тетрадка кончилась, — вдруг, быстро и решительно вставая, сказала Лена.
Учительницу раздражала эта замкнутая, неприветливая девочка, казавшаяся сонной, ленивой и тупой.
— Не понимаю, как это ни о чем заранее не позаботиться, — рассердилась она; — не могу же я все за вас думать. Стыдно, второй год в классе, а до сих пор этого не знаешь.
Эти слова больно отозвались в сердце Лены, она сжалась и покорно опустила голову.
Ольга Семеновна замолчала и вынула из своего стола лист белой бумаги. „Десятое октября" дрожащей рукой крупно написала на нем сверху Лена.
„Луна сияет на небе. Воробьи вьют гнезда. Сорвать прут..."
— Баранова, а Баранова, — испуганно шепчет Лена, — как прут, „де» или „те»?
Но соседка молчит и хмурится.
— Отстань, не мешай, — отвечает наконец она, закрывая пропускной бумагой уже написанное слово.
Это последнее глубоко обижает и возмущает Лену; ведь, и она тоже кое-что знает, может-быть у неё нет тех ошибок, которые сделала Баранова. Чтобы дать почувствовать это соседке, она тоже старается закрыть пропускной бумагой свой лист.
— Думайте лучше о том, что пишите, — говорить, проходя мимо, Ольга Семеновна, — ну кто станет списывать у Вас?!
Лена едва удерживает выступившие слезы, светлые круги плывут перед её глазами и мешают видеть написанное.
— Что это такое? — спрашивает, заглядывая к Лене, Ольга Семеновна; — что это значить: „Ана»? Нужно, писать „она", у нас есть слово „он".
Но Лена уже не может думать, все её силы направлены на то, чтоб не расплакаться. Ей ясно, что и за этот диктант будет двойка.
— Все равно, все равно, — с отчаянием повторяет она про себя, точно падая в какую-то пропасть.

Ек. Нечаева

@темы: журнал для детей "Семья и школа", рассказ, творчество, текст