Jeannette au cerceau
Oh well, whatever, nevermind
Из воспоминаний "Дни моей жизни", Татьяны Щепкиной-Куперник (училась в киевской гимназии в конце 1880-х годов)

Помню, как оазис, комнату гимназической кастелянши, Прасковьи Алексеевны, куда меня часто отправляла отдыхать наша милая, кроткая "классная дама" Анна Анатольевна. Мне в юности было болезненно трудно рано вставать, говорили -- от малокровия, и я обычно приходила ко 2-му, а то и к 3-му уроку, так как на первых у нас бывали большей частью или необязательные уроки, или неважные: чистописание, рукоделие и т.п. Но если я паче чаяния являлась рано, то сидела зеленая и близкая к дурноте, так что внимательная Анна Анатольевна говорила мне:
- Пойдите к Прасковье Алексеевне и полежите до большой перемены!
Случалось это так часто, что и учителя обыкновенно вызывали меня после большой перемены, когда я приходила освеженная и бодрая.
У Прасковьи Алексеевны была чудесная комната, старомодная, особенно приятная среди голой казенщины гимназических стен: киот с лампадкой, растения на окнах, попугай в клетке, вежливо здоровавшийся с входившими, и толстый кот, жарившийся у печки. Меня укладывали на старый диван, и, пока я не засыпала (что, впрочем, случалось очень быстро), добродушные разговоры старенькой Прасковьи Алексеевны напоминали мне покинувшую меня няню.

Мне этот эпизод показался любопытным – ученицу (не больную – в лазарет) отпускают с уроков просто высыпаться!

@темы: гимназия