telwen
ЧАСТЬ II.

ГЛАВА I. Муравьи и трутень.


— Баста! На сегодня довольно! — закрывая Футляром пишущую машинку, произнес про себя Дима. Щелкнул ключик в замке, зашуршали бумаги, с шумом отодвинулся стул, и Дима очутился посреди комнаты, залитой лучами палящего солнца. Комната была сплошь уставлена столами, шкапами и увешана большими плакатами с объявлениями по стенам. А над дверью белым по черному фону значилось: «Канцелярия».
Два огромных окна выходили в сад. Красивый, таинственно-тенистый, немного запущенный, с густыми зарослями малинника, с морем крапивы и лопуха, с большой площадкой, среди которой высился столб для гигантских шагов, гимнастика с трапециями и качели, этот сад напоминал немного мальчику далекий сад Озерного.
Когда Дима, между делом, в короткие мгновенья отдыха, высовывался за подоконник и устремлял глаза в зеленую чащу, мальчику казалось, что вот-вот там на изумрудном фоне кустов и деревьев мелькнет белое платье Ни, или батистовый пеньюар матери, или нескладная фигура Левушки. И сердце Димы сжималось. Никогда еще те, родные и далекие, не казались та¬кими желанными и милыми его душе, как теперь.
Только три недели, как он приехал сюда. А сколько воды утекло с тех пор! Дима никогда не забудет того раннего утра, когда вместе с Машей и Сережкой входил по трапу парохода, который должен был увезти всех троих в Петроград.
После трехчасового пути они очутились в столице. Все трое отправились на один из вокзалов, рассуждая по дороге, куда им двинуться прежде всего.
Дима останавливался почему-то на городах Привислинского края. Зоя Федоровна Ганзевская успела за короткие часы их знакомства столько хорошего рассказать мальчику о своей второй родине—Польше, что Диму невольно потянуло туда.
И вот он и его спутники очутились в большом уездном городе. Здесь с первого же часа детей ждало тяжелое разочарование. Ни одна из гостиниц не рискнула принять маленькую компанию, двое членов которой не могли предъявить никаких документов, удостоверяющих их личность. Тогда было решено поискать другого приюта, где-нибудь вне города.
После долгих скитаний по окрестностям, решили поселиться в хате кузнеца, жившего в двух верстах от города, на перекрестке двух дорог.
Кузнец, заручившись, что юнцы будут ему аккуратно платить, не предъявил к ним никаких требовании и впустил их к себе жить.
Дети принялись за приведение в порядок грязной и полуразвалившейся избы вдового кузнеца, сделали новое убежище более или менее сносным для жилья, приобрели в городе кое-что для хозяйства. Покончив с вопросом о жилище, надо было позаботиться и о месте, или, по крайней мере, о работе для всех троих. Дима пустился в поиски. Ему посчастливилось сразу. В местной газете он вычитал о том, что во вновь учреждающуюся в городе артель требуются работники-рассыльные.
Решив не брезговать никаким трудом, мальчик отправился по указанному в объявлении адресу. Нужно было внести залог, и Дима внес старшине артели те деньги, которыми его снабдили дома.
Надев красную фуражку рассыльного, Дима стоял теперь на углу у перекрестка улиц, рядом с разносчиком газет. Симпатичная ли внешность юного рассыльного, энергичное ли и умное его лицо или просто его молодость оказывали свое действие, но публика почему-то охотнее обращалась с поручениями к мальчику, нежели к его старшим сослуживцам по артели и Дима всегда имел работу. Он выходил из дому в девять утра и освобождался лишь к девяти вечера. Целый день кружил Дима по городу, не жалея ног и, чугь живой от усталости, возвращался с наступлением сумерек домой за две версты от города, в приютивший их старый домишко кузнеца.
Тут он с жадностью накидывался на ужин, приготовлявшийся на керосинке Машей, которой было поручено вести их несложное хозяйство до поры до времени, потому что и Маша решила тоже приискать себе заработок.
Один только Сережка не заботился ни о чем, ни о заработке, ни о месте. Пока юный Стоградский в поте лица добывал себе кусок хлеба, а Маша хлопотала «по хозяйству», стряпая, стирая и штопая белье и платье Димы и Сережки, последний лодырничал. Он валялся целыми днями с утра до вечера под теныо деревьев, курил и читал газеты, которые доставал на Димины деньги, выпрашивая, то у него, то у Маши из хозяйственных «сумм». О том, что ему необходимо служить или работать, он и не думал вовсе, благо и обед, и кров, и даже чтение книг—все это доставалось даром.
И когда Маша робко заикалась брату о том, что и ему пора последовать по стопам Димушки, Сережка краснел от злости, топал ногами и выходил из себя:
— Что он мне за указ, твой Димка! Сделай милость, рассуждения какие! Странная ты, если не понимаешь, что сунься я на место проситься, сейчас документы, паспорт потребуют; тут мне и крышка! — и Сережка, гордо закидывая ногу на ногу, забрасывал под голову руки и пускал колечком дым из папироски, которой он теперь, кстати сказать, не выпускал изо рта.
Маша молчала, убежденная его доводами, и снова принималась варить, чинить, чистить и стирать.
А Дима Стоградский в это самое время носился из одного конца города. в другой, исполняя чужие поручения..
За этой работой он в одну неделю исхудал до неузнаваемости.
Один из его постоянных клиентов, назвавший себя Неминым и всегда участливо относившийся к мальчику,обратил внимание на такую нежелательную перемену.
— Вы, должно быть, очень устаете, юноша! — сказал он как-то, внимательно всматриваясь в заметно уставшее лицо Димы.— И ноги у вас болят от такой беготни, конечно?
— Болят, немножко, — смущенно признался Дима и доверчиво улыбнулся своему новому знакомому.
Немин положительно нравился мальчику с той их первой встречи, когда он подошел к Диме и передал какое-то письмо с поручением отнести по адресу. Часто потом, совершая ежедневные свои экскурсии по городу, Дима имел своим спутником Немина и болтал с ним, насколько мог и умел непринужденно болтать всегда замкнутый и серьезный от природы Дима.
— Да, трудно... Ноги болят нестерпимо, и мучительно устаешь, бегая по солнцу, по этим душным, раскаленным городским улицам, — искренне доверчиво сорвалось у Димы во время одной из таких бесед.
После этого Немин поспешил отыскать мальчику более подходящее место. В канцелярию частного мужского пансиона Верта требовался переписчик на пишущей машине. Немин знал Верта и рекомендовал ему Диму. Последний не сумел бы напечатать ни строчки, но и тут добрый волшебник Немин вызвался научить мальчика писать на машинке.
В летние месяцы школьных вакаций в канцелярии пансиона Верта дела было немного, и Дима, потихоньку приучаясь к своей новой работе, чувствовал себя на седьмом небе. В просторной комнате, выходившей окнами в сад, было хорошо, светло и не душно. Работа на пишущей машинке, не представляя из себя никакого особенного труда, являлась сама по себе уже много легче труда рассыльного, снующего по городу во всякую погоду. В четыре часа дня Дима уже освобождался от работы, и если не спешил домой, то отправлялся в пансионский сад, где его ждали шесть оставшихся на лето пансионеров; или же на набережную, где встречался с Неминым, всегда сидевшим в этот час на одной и той же лавочке за чтением газеты.
Иногда он провожал Диму до опушки леса. Впрочем последний всячески старался уклониться от таких проводов. Дима был осторожен. Он не хотел кому бы то ни было открывать своего убежища, где жили его беспаспортные друзья. Открывать свое место жительства значило бы выдать их с головою чужому, мало знакомому человеку. И Дима предпочел не посвящать своего нового знакомого приятеля в тайну существования на свете Сергея и Маши.


ГЛАВА II.
Пансионеры Верта.—Близкие громы.


— Господа! Новость! Читайте! Война! Германия объявила войну России! — и высокий, широкоплечий юноша, лет семнадцати, один из старших пансионеров, не пользовавшихся школьными отпусками и круглый год остававшихся в пансионе, быстро и ловко прыгнул на скамью, а с неё на парту и очутился над головами остальных пятерых.
Этого высокого сильного юношу звали Марком Каменевым. Товарищи же прозвали его в шутку «Марком Великолепным» за его видный рост и красивую голову, с густой золотистой шевелюрой, всегда растрепанной, всегда кудлатой. Стоя на парте, он читал газетную статью, в которой излагались все причины войны и которая заканчивалась бодрыми строками о том, что России бояться нечего, что на её стороне правда и сильные союзники, а потому она должна победить.
— С нами Бог! — дочитал Каменев при полной тишине, нарушаемой лишь затаенным дыханием юных слушателей.
— Урррра! — послышался громкий восторженный крик, вырвавшийся из груди Володи Рокотова или Малыша, прозванного так за его маленький рост, не мешавший ему, однако, обладать огромной для его возраста силой. Подвижной, юркий, с коротенькими ножками и с крупной наголо остриженной головою, Володя, сын одного из здешних чиновников, умершего года два тому назад, был помещен на лето в пансион матерью, слабой, болезненной женщиной, уехавшей лечиться на Кавказ.
— Уррра! — еще раз неистово заорал Малыш и, сорвав с головы шапку, высоко подбросил ее в воздух.
Веня (Вениамин) Зефт, еврейский мальчик, с восточными задумчиво-грустными глазами, хрупкого, нежного сложения, похожий скорее на девочку, тоже подхватил несмелым, тоненьким голоском это «ура».
Братья Стовровские, — племянники городского ксендза, отданные им на полный пансион к Верту, за невозможностью самому присматривать за двумя сиротами-сорванцами, братья Стовровские, Стась и Кодя, мальчики четырнадцати и пятнадцати лет, подхватили это «ура» с каким-то бешеным восторгом.
Леонид Клеонов, высокий худощавый блондин, с бледным рассеянным лицом и таким же рассеянным взглядом, баловень и любимец своей старой бабушки, оставшийся по собственному своему желанию в пансионе на лето, поднял брови кверху и произнес не без некоторой доли торжественности:
— Подождите уракать. Прежде всего надо спеть гимн.
И высоким, звонким тенорком Володя начал:
— Боже, ца-ря-я-я хра-а-а-ни.
— Сильный, державный, царствуй на славу, на славу, на... — подхватили дружным хором остальные пятеро пансионеров...
Низкий, красивый голос «Марка Великолепного» сливался с тонким тенором Малыша и ломкими, еще не установившимися голосами Стася и Коди. И над всем этим соловьиной трелью разливался прекрасный, и мягкий, как бархат, голос хрупкого Вени Зефта.
Все это случилось как раз в ту минуту, когда послышались тяжелые гааги и сам Август Карлович, хозяин пансиона, появился в классной комнате, где собралась теперь молодежь.
Неизвестно, зачем пожаловал сюда Верт, пришел ли он объявить своим пансионерам важную новость о войне, или посмотреть, как встретили они эту новость, сами прочитав сегодняшнюю газету. Причина его прихода, конечно, разъяснилась бы сама собой, если бы этому не помешал Малыш.
Выскочив из-за парты и вплотную приблизившись к Верту, мальчик уставился в него загоревшимися глазами.
— Август Карлович, — раздался тут же энергичный, настойчивый голосок, — скажите, пожалуйста, кем вы себя считаете — русским или германцем? «И любите вы Россию и желаете ли ей успеха? Если...
Но Малышу не удалось окончить фразу.
Старик побледнел, поднял дрожащие руки и положил их на плечи мальчика.
— Как, неужели вы сомневались в том, что я люблю Россию и желаю ей всякого добра? Пусть Август Верт плохо говорит по-русски, но он русский душой и предан стране, в которой родился, вырос и в которой живет шестой десяток лет...
Он не договорил.
Володя не дал ему договорить. Не помня себя, мальчик подскочил и, забыв все условия обращения ученика с директором, с диким неистовым воплем повис у него на шее.
— Урра! Август Карлович! Ура! Ура! Ура!
Остальные не остались молчаливыми свидетелями происшедшего. Пять сильных рук протянулись к Верту и крепко по очереди сжимали его пальцы. И молодые, просветленные глаза улыбались ему радостно и дружески мягко.
А сверху Амалия Ивановна, жена Верта, уже звала мальчиков обедать.
— Земляника нынче на третье, земляника со сливками! — пробовала она прервать, соблазняя напоминанием о любимом блюде пансионеров, эти слишком бурные проявления восторга.
Но на этот раз ничто не помогло. Суп стыл на столе, там, в столовой, а пансионеры, окружив своего директора, всячески спешили выразить ему свою радость по поводу произнесенных им слов.




@темы: Дикарь, Задушевное слово, Чарская, Чесноков, текст, иллюстрации