telwen
Стихотворения
Л.Чарской.
Напечатанные в журнале "Задушевное слово" (для старшего возраста) за 1915 год.

Письмо из окопа.

Пишу вам, родные, из дальних окопов,
Из дальних окопов со Бзуры реки.
Отсюда на днях выбирались мы снова
И с ротой ходили на немца в штыки.
Трещали нам в уши его пулеметы,
И пела, визжала и выла шрапнель.
Да к музыке этой привыкли солдаты
За несколько бранных кровавых недель.
Горжусь я геройскою нашею ротой,
Солдатики смелы и храбры, как львы...
О подвигах тех вы, наверно, слыхали
Со слов перекатной стоустой молвы?..
Вы, мама, о сыне своем не тоскуйте,
Мне как-то легко и отрадно сейчас.
Я верю в великое, правое дело...
Я верю: Господь наш всецело за нас.
Не бойтесь, родная, я ранен немного...
Ничтожная рана, совсем пустяки...
Ее получил при последней атаке,
Когда мы ходили на немца в штыки.
Не больно ни капли. В строю я остался...
Порадуйтесь лучше: ваш сын награжден:
За ту же атаку рукой генерала
Отличия орден мне бранный вручен...
Георгия крестик... А вы как живете? —
Поклон вам от наших. Все живы пока...
Нас милует Общий Незримый Хранитель,
Его Пресвятая Благая Рука.
Пока до свиданья! До весточки новой...
Прошу вас побольше, почаще писать...
Жму папочке руку... Целую сестренку...
И маму мою, незабвенную мать...

В Карпатах.

Алые зори, как пурпур закаты...
Горы и скаты, стремнины без дна...
Высились в гордом молчаньи Карпаты,
В сказочно-тихом молчании сна.

Вдруг, словно гром разбудил их стремнины.
Дрогнули горы под пушечный вой,
И зашумели леса-исполины,
И закипел по отрогам их бой...

Ожили горы — и влагой кровавой
Горные жадно напились снега...
Витязи наши, покрытые славой,
Встретили дружные рати врага...

Русским героям не страшны Карпаты,
Вражьи дружины им все нипочем...
Львами сражаются наши солдаты
Под пулеметным, ружейным огнем.

В сердце кипит непрерывное пламя:
«Родина... Вера... И знамени честь»...
Гордо колышется русское знамя,
Птицей несется крылатая весть.—

Весть о победе... Снега и закаты!
Пропасти, бездны и горные скаты,
Тропы, ущелья, вы видите вновь
Русскую славу и русскую кровь!



В полевом лазарете.

— Сестрица, дайте пить... Мне что-то жжет в груди...
Я знаю, это — смерть... Не надо утешений...
Что? Молод я? И жизнь вся впереди?
Кто это говорит? Сестрица? Без сомнений,
Я жить хочу... Зачем напрасно лгать!
О, в двадцать лет все кажется прекрасным,
О, в двадцать лет жизнь — это благодать...
Но я умру... Я ранен ведь... Опасно...
Я помню: ночь была. Бродили мы в лесу,
Добрались в темноте до топкого болота...
Вдруг видим светлую, как солнце, полосу
Прожектора... И затаилась рота...
И ожил лес... Ружейной трескотней
Наполнилась мгновенно вся дубрава...
Мне душно... больно... пить! О Боже, Боже мой!
Как будто в грудь влита клокочущая лава.
Я помню, как сквозь сон, большой отряд мадьяр...
Они, как демоны, внезапно налетели...
Мы бились храбро все... И вражеских гусар,
Хоть было много их, — разбили, одолели...
Я помню, как один со знаменем в руках
И с саблей наголо стоял, как изваянье...
Я ринулся к нему, презрев опасность, страх,
И враг упал без крика, без стенанья...
Я знамя выхватил, но тотчас был сражен
Как будто саблею, наверное не знаю...
Потом смешалось все. Какой-то шум и звон...
Огонь в груди... И вот, я умираю...
Но в сердце благостно, хоть умираю я,
Хоть грудь моя вся полымем объята.
О, родина любимая моя,
Я честно выполнил мой скромный долг солдата...



@темы: Задушевное слово, Чарская, Чесноков, иллюстрации, стихи, текст